Краснодар

Опять авария. Заметка нашего товарища Лома

Оригинал взят у eot_dnr в Опять авария. Заметка нашего товарища Лома


Опять авария. Две иномарки на поперечных курсах буквально вскрыли друг друга. Кто-то спешил, проигнорировал светофор, не притормозил... И вот результат. Весело блестят на осеннем солнце россыпи осколков остекления на асфальте. Грубо топорщатся смятые капоты. Неестественно вывернутые передние колеса, надолго, если не навсегда, остановили свой стремительный бег. Неряшливым мокрым пятном растеклась жидкость порванных радиаторов. В общем полный набор послеаварийных прелестей... Одно радует, все участники живы. Проезжая мимо происшествия и аккуратно огибая работников автоинспекции, я по-человечески жалел незадачливых водителей. Хотя явно один из них наглый нарушитель. На дворе нет ни тумана, ни проливного дождя. Светофор виден прекрасно.

Глазеть на ЧП не было ни малейшего желания. Руля дальше по уже очень оживленным улицам, я мысленно перебирал свои водительские грешки и случаи... и сразу же, за поворотом, выпившая компания молодых людей, бравируя друг перед другом, со всей пьяной целеустремленностью ринулась переходить дорогу. Почему-то метя мне под колеса. Удар по тормозам и «жигуль», негодующе заскрежетав, остановился. Капот машины несколько сантиметров не достал до бедра мужика лет за тридцать. Выскочил из машины. Пять пар мутных от пьяного куража глаз, еще не понимающе смотрели на меня. С аллейки заголосила какая-то женщина, призывая кары небесные на головы всякой пьяни и скаженных водителей. Прохожий в годах выразил сомнение в правильности моих действий, не надо было тормозить, Донецк бы свежее стал. Отделение курсантов замедлило шаг, ожидая кульминации и возможности вмешаться. Веселье набирало обороты. Самый старший в компании наконец сообразил, что к чему: «Все путем, военный, мы это... свалим, да?»

— Валите... Сел обратно в машину, положил руки на руль. Всего ощутимо трясло. Рукавом вытер мокрый лоб и поехал дальше. Кому война, а кому...

В начале этой, навязанной нашему краю войны было всякое... В густом жарком воздухе лета время будто замедлило свой бег. Стрелка на весах истории замерла в неустойчивом равновесии. С одной стороны — нацистская банда, получившая огромный ресурс, государственную машину. Взбешенные потерей Крыма узурпаторы, как бы разминаясь, стали садить из ракетных систем залпового огня типа «Град» по мирным городам. Двинули войска. С другой стороны — жители двух шахтерских областей, вдруг осознавшие, что за демократическое изъявление своей воли 11 мая, их будут просто убивать.

Вялое полусонное движение сопротивления еще в начале июня, когда народ в Донецке еще надеялся, что там, в Славянске все решится, может и дядя Вова все сделает сам. Но эти настроения закончились после зубодробительной плюхи, от своего же, от «народного» и «самого русского», по уверениям СМИ, «героя Новороссии», г-на Гиркина.

После фееричного драпа г-на Гиркина из Славянска, многим казалось, что блицкриг киевской хунты неминуем. На Луганщине горели станицы. Ошеломленное, обескураженное ополчение Донецка огрызаясь откатилось от Карловки. Уцепилось за Пески. Хунта, предвкушая скорую победу, гнала армию вперед. Но вопреки преступному приказу самозваного министра обороны, полковыводителя г-на Гиркина, оставить Донецк, непоправимого не произошло. Народные батальоны «Восток», «Оплот», местные казаки и все другие подразделения ополчения, стряхнув морок охватывающей паники, уперлись и остановили врага!

Тогда, летом, Донецк просто опустел. По проспекту Ильича горячий ветер гонял обрывки яркой упаковки, да брошенные собаки усталой голодной рысцой перебегали проезжую часть... Редкие гражданские машины, выполняя правила дорожного движения, смирно останавливались на красный свет работающих светофоров.



Их водители с тоскливой завистью, провожали взглядами летящую, невзирая на правила, ополченскую вольницу. Почувствовав перелом в ходе боев, бойцы испытывали воодушевление и некую эйфорию. Вчерашние шахтеры и бухгалтера, охранники и служащие, многие из которых впервые в эти недели взяли в руки оружие, пережили артиллерийские и минометные обстрелы, и отбили бешеный вражеский натиск. Казалось еще чуть-чуть и вперед. Все мотались как угорелые. Скорей, скорей! Много было глупых аварий... Но война никуда не делась... И собирала свою кровавую жатву не только на поле боя. В ночное время суток вдоль фронта приходилось передвигаться на машинах без света. Противник, осознав свое моральное поражение, все же имел существенный огневой перевес. Чем и пытался воспользоваться. Ночью укры лупили всеми имеющимися калибрами по отблескам фар. Особенно доставалось вывозившим раненных. Машины часто бились, впотьмах передвигаясь по проселочным дорогам темными ночами. Особенно трудно было медленно возвращаться с позиций, когда в салоне лежат раненые. Слышать стоны и хрипы за спиной, чувствовать, как на ощупь мечется врач, пытаясь поддержать и помочь ребятам. И понимать, что если тяжелых хлопцев везешь, то время уходит... И можно не довезти. Зарево с передовой перебивает зрение. А еще нацики могут начать бить по квадратам... Очень тяжко плестись потихоньку. Ведь надо скорей, чтоб успеть! Водители срывались, и положась на авось, давили газ до упора. Иногда проносило, и такая гонка заканчивалась благополучно. Но было и по-другому. Так попал в аварию и погиб, спешивший за ранеными, экипаж дежурной скорой помощи бригады «Восток». Водитель и врач. Водителя я не знал, но бойцы говорили, хороший парень был, все на передовую рвался... А с врачом Натальей Васильевной сталкивался. Ее позывной Искра. Светлая женщина была. Мы только вошли в состав бригады «Восток» и проходили ускоренный курс молодого бойца. Товарищ Искра выкраивала время и очень доходчиво проводила занятия по оказанию первой доврачебной медицинской помощи.

Последней судорогой неудалого летнего блицкрига пана Турчинова был прорыв за Западный автовокзал двух танков ВСУ. Смысл прорыва тогда был совершенно непонятен. Неподдержанные ни пехотой, ни артогнём, две боевые машины рванули по шоссе прямо к городу. Сначала думали — наши, может — перебежчики, такие случаи бывали. Но танки стали стрелять. Так что враждебные намерения были очевидны. Чуть позже по просторам инета стала гулять видеозапись, на которой укровские танкисты «под газом» весело гикая, вели обстрел. Эти такие же вероятно были. Но тогда об этом не думали. Простой ополченец, бывший сварщик из Красноармейска, позывной Сварной, оседлав «Уазик» подскочил прямо к окопам, где пара таких же сорвиголов загрузила в салон два РПГ-7 и полтора десятка выстрелов к ним. Не слыша воплей старшего позиции, мол почти все забрали, мужики ударили по газам. Догнав прорвавшиеся танки, мало не тараня их старенькой буханкой и держась вне зоны видимости, бойцы открыли огонь. Старые, еще советские, со склада хранения гранатометы делали осечку за осечкой. Из пятнадцати выстрелов сработало семь. Укровоинам хватило. Танки чадили на обочине в пригороде Донецка еще пару дней. Экипаж героической буханки даже не был знаком друг с другом... потом всех раскидало по подразделениям. Дядька Вовка «Сварной» погиб позже, осенью, оставив в Красноармейске троих детей...



Тогда, в горячее военное время быстрая езда, несоблюдение правил, было чем-то оправдано. А сейчас эти гонки по городу... И ведь не военные за рулем! Уже третий год идет с тех пор, война вроде и рядом, но город ожил, многие вернулись. Канонада с фронта слышна каждый вечер, каждую ночь. Но порядок и настроение в Донецке, какие-то больно мирные... Опять некий расслабон. Но многотысячная группировка киевской клики никуда не делась. Они ждут, готовятся, следят, анализируют. Да, приятно, передвигаясь по городу, видеть работающие кафе и рестораны, глазеть на красивых женщин, видеть мирное население спокойно живущим. Но глядя на такие аварии, встречая массу выпившего народу, хочется спросить: люди, ведь не для того что б вы тут на машинах бились, да горькую кушали, ребята из соседнего подъезда, соседи по дому, коллеги по работе сейчас сидят там на позициях, а?

Группа отряда «Суть времени»



promo arhiseva august 18, 2015 10:16 53
Buy for 150 tokens
Что такое аполитичность? Вроде как все знают. Это такой вид взгляда на окружающий мир, когда ничто не должно беспокоить и не смотря ни на что, нужно наслаждаться жизнью... Почему ничто не должно беспокоить? Чтобы не встревожиться чем-то? На что именно запрещено смотреть ? На чужое горе или…