Краснодар

Коммунизм и коммунизмы

Оригинал взят у ilya_yu в Коммунизм и коммунизмы
Коммунизм

Николай Бердяев неслучайно назвал учение Маркса «экзистенциальной социологией». Русский философ, в сущности, имеет в виду, что Маркс строит социальную теорию в координатах, скажем так, предельных оснований человеческого бытия. Марксизм понимается как вторжение метафизики в науку об обществе. (Это, кстати, не то же самое, что построение метафизики социального.) Именно в этом контексте нужно рассматривать все, что говорит «молодой» Маркс о коммунизме.

Речь пойдет о трех версиях коммунизма. Это, по сути, три фазы развития коммунистической идеи. Фазы эти я назвал бы: примитивная, политическая, гуманистическая.

Широко известна критика «примитивного коммунизма», предпринятая Марксом. Широко, но не повсеместно, – сразу оговорюсь. Первая (логически, а не исторически!) фаза коммунизма – распределительный социализм. Всё общество как бы превращается в коллективного капиталиста, единого собственника средств производства и потребления. Безиндивидуальный коллектив владеет всеми вещами. Как остроумно замечает Маркс, тайну этого грубого коммунизма выдает идея общности жен. Это общество всеобщей проституции. Здесь нет еще преодоления частной собственности.

Вторая логическая фаза – это «политический коммунизм», отменяющий частную собственность. Это, так сказать, коммунизм как отрицание капитализма.

С наибольшим увлечением Маркс пишет о «третьем коммунизме». Кстати, автор говорит, что коммунизм не является целью – он открывает путь к осуществленному гуманизму. Итак, «коммунизм как положительное упразднение частной собственности – <…> подлинное присвоение человеческой сущности человеком и для человека; <…> с сохранением всего богатства предшествующего развития, возвращение человека к самому себе как человеку общественному, т.е. человечному. Такой коммунизм <…> равен гуманизму». Далее – известные слова: «… он есть действительное разрешение противоречия между человеком и природой, человеком и человеком…» и т.д.

Речь идет о том, что Маркс не сводит коммунизм к упразднению частной собственности. Это упразднение должно стать «положительным» – должно произойти возвращение человека к своей сущности. Этот коммунизм есть обретение человечности, спасение человека из пут отчуждения. Идеологически такой коммунизм начинается именно с Маркса – и именно с «Рукописей 1844 года».

Коммунизм Маркса отдает абстрактностью – особенно в заявлении, что целью коммунизма является «положительное упразднение всякого отчуждения, т.е. возвращение человека из религии, семьи, государства и т.д. к своему человеческому, т.е. общественному бытию». «Положительное» здесь значит, что на месте «религии, семьи, государства» не будет пустот – будет какое-то иное бытие.

Собственно, для Маркса история Человека начнется лишь после того, как закончится история отчуждения. До коммунизма человека еще нет, и «всё движение истории есть <…> действительный акт порождения этого коммунизма», а «сама история является действительной частью истории природы, становления природы человеком». Или: «История есть истинная естественная история Человека».

Иными словами, положительный коммунизм – это Человек.

Примечание: Некоторые марксологи (ближайший пример – Т.И. Ойзерман, выпустивший недавно собрание сочинений) считают, что «Рукописи» еще не являются марксистскими (см. «Возникновение марксизма»). Возможно, это так. Однако они относятся к Марксову коммунизму. Быть может, в этом их дополнительная ценность: это редчайший по глубине коммунистический текст, не принадлежащий марксизму.

* * *

Методологи часто вспоминают слова П.Г. Щедровицкого: «Определение, говорил Аристотель, это гробик для мысли…» Существуют дефиниции как своеобразные речевые формулы описания объекта и дефиниции как форма знания об объекте. Щедровицкий говорил о дефинициях во втором смысле. На определенных уровнях теоретического мышления дефиниции ничего не дают. А наоборот, кое-что отнимают. Погружение в Марксовы размышления о коммунизме ярко демонстрируют, что дефиниция не является формой знания об объекте. Здесь дефиниции следуют одна за другой, а описание, в сущности, не может исчерпать представление об объекте. Но, как мне кажется, суть Марксова понимания вопроса мы ухватили.

Обратимся к некоторым определяющим формулам коммунизма. Вот такое определение коммунизма неоднократно давал Сергей Кургинян:
__________
Что такое коммунизм? Просто в одной фразе. Скажите?
Коммунизм это раскрепощение и пробуждение в каждом человеке высших его творческих способностей.
Обведите это в двойную рамку. Больше никакого содержания у коммунизма - нет.
__________

В каком смысле – нет? В том смысле, что таковы предельные основы коммунизма. Сравним это определение с Марксовой «третьей версией» – и станет понятно, почему другого содержания «нет». Вслед за Марксом, автор цитаты заявляет, что коммунизм – это гуманизм, рождение подлинного человека. Раскрепощение – упразднение «цепей». Пробуждение – «положительное» упразднение. Творческие силы – это и есть «не отчужденный труд». Ведь у Маркса именно труд является источником отчуждения. Кургинян творчеством называет именно ту деятельность, которая преодолевает отчужденный труд. Вот что сам он говорит в своей книге «Исав и Иаков» (спасибо arhipolemos за цитату в комментариях к моему посту):
__________
Маркс утверждал, что коммунизм отменяет труд. Не делает его владыкой, а отменяет. Или, точнее, как только труд станет владыкой, он будет отменен. В пользу чего? Кайфа? Релакса? Бесплатных проездов на трамвае, которые обещал новому поколению советских людей Н.С.Хрущев на ХХII съезде КПСС?

Нет, в пользу творчества. "Освобожденный труд" — это уже не труд. Труд — это прикованный Прометей. Освобождение же понимается как замена труда творчеством. Творчеству мешает отчуждение. Эксплуатация для Маркса — это лишь одна из форм отчуждения, отчуждения прибавочной стоимости. На самом же деле отчуждению может подвергаться нечто большее. Маркс не говорил о душе. Это не его язык. Но в одной строчке Маркса больше духовного пафоса, чем в десятках тысяч напыщенных страниц, нашпигованных сюсюканьями по поводу бездуховности исторического материализма.

Отменить труд! Ничего себе масштаб! И с социальной, и с философской и... с метафизической точки зрения. Потому что труд — это наказание за первородный грех. Отменяя труд, Маркс отменяет наказание... Заменяя труд творчеством, уподобляет человека Богу и... И возвращает человека в иной, более высокий, нежели то, что было потеряно, рай».
__________

Здесь сказано очень многое. Между прочим, берусь утверждать, что у Эсхила Прометей, в самом деле, символизирует Труд. Скажу больше: Эсхил первый говорит о революционной роли Труда в неопределенном будущем. Но Эсхил – особая тема. А вот «освобождение труда» – наша непосредственная тема. Раскрепощение и пробуждение творческих сил – это высший смысл освобождения труда.

Очевидно, что Кургинян объясняет не «на пальцах», его дефиниции не «гробики мысли», а фигуры речи, отсылающие, как мы убедились, к сложнейшим теоретическим контекстам. «На пальцах» берется объяснять Борис Юлин («Что такое коммунизм»). Разбираю этот текст исключительно для демонстрации того, как сложно бывает взять искомую высоту интеллектуального дискурса. Итак:
__________
У коммунизма сегодня есть множество противников и множество поклонников. Но что удивляет – ни те, ни другие обычно не способны рассказать своими словами, что такое коммунизм. То есть они, по сути, противники или сторонники неведомой им самим фигни.
__________

Разумеется, среди сторонников «неведомой фигни» находим Кургиняна:
__________
Каких только определений и признаков коммунизма не дают эти люди. От идиотского определения, что «коммунизм – это полное раскрепощение творческих способностей человека и ничего более», до не более умных рассуждений о том, что коммунизм – это всеобщая уравниловка и полное подавление инициативы индивидуума.
__________

Кургинян, перекликающийся с тонкими построениями Маркса, дал «идиотское определение». Юлин Маркса, конечно, «читал, но забыл» (как говорят мои студенты, когда им грозит «неуд»). Боюсь, Маркс со своими «разрешениями противоречий» и «возвращением человека» нарвался бы на гневную отповедь историка-любителя. Понаписал, блин, «неведомую фигню».

Я, кстати, покажу, что Юлин кое-что в коммунизме понимает. Ему просто страшно некомфортно в интеллектуальных полетах а-ля Кургинян и Щедровицкий. Потому и «Рукописи» он забыл. Для людей «бесполётных» ведь как: дал определение – значит, определил суть явления.

Итак, что Юлин понял:
__________
Коммунистическое общество базируется на идеалах коммуны. Это та «справедливость», когда каждый член общества трудится на благо всего общества и когда каждый член общества имеет доступ ко всем благам этого общества. <…> Обычно большинство видят в этой картине общества только распределение, и ни чего больше. Увы – это не так.
__________

Борис Юлин совершенно справедливо пишет, что это не распределение. Но прочитайте внимательно, что пишет Маркс о «примитивном коммунизме». Марксу не нужен коммунизм, в котором все владеют всем. Это не значит, что Маркс отрицает доступ к благам. Просто один лишь доступ к благам – это всеобщая проституция.

Дальше идут «идиотские» примеры с охотниками, которые ловят китов и делятся добычей с собирателями фруктов. Даже об общественной собственности на средства производства (классика «марксизма-ленинизма») Юлин не говорит. Да и сами средства производства в его описании как будто никак с коммунистической «справедливостью» не связаны. И наконец:
__________
Коммунизм господствовал в эпоху неолита, когда возникала человеческая цивилизация. Коммунизм оставался основой общества в сельской общине на большей части земли до конца 19 века. И это понятие о справедливости живёт в массах до сих пор.
__________

Мне кажется, что Маркс и Юлин о совсем разных коммунизмах говорят. «Коммунизм» неолита никак не соотносится с чаяниями Карла Маркса о рождении в историческом процессе подлинного человека. Вопрос о крестьянской общине интересен, в ней многие (включая, судя по всему, и Маркса) искали прообраз коммунизма. Но крестьянская община – это не коммунизм, потому что это ведь тоже отчужденный труд. Коммунизм примитивной фазы Юлин освоил. Коммунизм политический ему тоже не чужд: «Интересно, будет ли когда-нибудь на Земле вне закона “священное право частной собственности”?» С подлинным идеалом Маркса, однако, Юлина пока ничто не связывает.

Раунд второй. Кургинян написал:
__________
Развитие производительных сил, они же средства взаимного пожирания, вы не остановите без сверхкрупных ядерных катастроф. Да и они вряд ли остановят это развитие надолго. А значит всё, что вы можете предпринять ради спасения человечества — подчеркиваю, его ускоренного спасения от неотвратимых чудовищных бед, — это построение общества, радикальнейшим образом отличного от того общества взаимного пожирания, каковое имело место в течение всей человеческой истории.

Это общество и называется коммунистическим. Причем теоретики коммунизма — Маркс, Ленин и Сталин — настаивали на том, что для построения такого общества не надо сворачивать рост производительных сил. Что этот рост надо наращивать.

Два принципа — отмена общества взаимного пожирания с построением другого общества, радикальным образом отличающегося от всего, что знало человечество, и ускорение развития производительных сил как условие построения нового общества — вот что такое марксизм. А также марксизм-ленинизм.
__________

Юлин, оказывается, внимательно читает Кургиняна. И реагирует в своем блоге. Кургинян, наверное, Юлину не ответит (если вообще станет читать). Я тоже прошу воспринимать свои комментарии к Юлину не как ответ (за Сергея Ервандовича отвечать не берусь), а как разбор примеров. Блогер цитирует Кургиняна и дает очередной «идиотский» комментарий:
__________
Такое ощущение, что утратив веру в эффективность прежней мантры, он судорожно пытается породить что-то новое. Но, увы, разума и знаний явно недостаточно, что бы при своём антикоммунистическом нутре осилить такую задачу.
__________

У каждого, пожалуй, есть право на ощущения. Но не мешает включить интеллект и сопоставить две «мантры». В новой статье Кургинян говорит всё то же самое, но с другой стороны. Что значит «раскрепощение и пробуждение творческих способностей»? Оно и есть положительное упразднение отчужденного труда. То есть отмена «общества взаимного пожирания». Как должны выражать себя раскрепощенные и пробужденные силы? Конечно, в усиленном развитии производительных сил. А как еще? Или Юлин думал, что речь идет о романах и симфониях? В идеале, между прочим, романы и симфонии становятся производительными силами.

Почему Маркс не мог остановиться на пункте отмены частной собственности? Потому что это не его идеал. Идеал – это осуществленный гуманизм. Только коммунизм-как-гуманизм и интересует Маркса. И такой же коммунизм возжигал сердца отцов-основателей советского проекта. Эту линию подхватывает Кургинян, свободно излагая суть вопроса в сжатых формулах, отсылающих к развернутым контекстам. А охотники на китов и собиратели ягод этому коммунизму – седьмая вода на киселе.



promo arhiseva august 18, 2015 10:16 53
Buy for 150 tokens
Что такое аполитичность? Вроде как все знают. Это такой вид взгляда на окружающий мир, когда ничто не должно беспокоить и не смотря ни на что, нужно наслаждаться жизнью... Почему ничто не должно беспокоить? Чтобы не встревожиться чем-то? На что именно запрещено смотреть ? На чужое горе или…