Краснодар

«Бесы»

«Достоевский написал когда-то роман «Бесы». Считалось, что он изобразил большевиков, вложив в их уста фразу: «Мы пустим пьянство, донос, мы пустим неслыханный разврат… Мы каждого гения задушим в младенчестве». Большевики создали очень нравственное общество, великую культуру (это по определению невозможно, если задушить в младенчестве каждого гения). То есть они использовали полученные политические позиции для осуществления определенного конструктивного проекта, а не для ликвидации захваченного объекта под названием общество» (С.Е. Кургинян, «Политклиника»).

Действительно, не мешает присмотреться к «Бесам» Ф.М. Достоевского. Мне всегда казалось, что, даже давая неверный исторический прогноз, роман сохраняет исторически актуальное содержание – и вот недавно оно мне открылось.

Роман этот не лишен мессианских ожиданий, ведь здесь заявлена формула «народ-богоносец», а революционному «беснованию» Достоевский противопоставляет именно народно-православную жизнь – прежде всего, в образах юродивой и книгоноши. Сам роман описывает своего родамистерию превращения русской интеллигенции, раскрывающуюся в двух кругах, вокруг двух характерных персонажей. Первый ключевой герой романа Степан Трофимович Верховенский – типичный представитель «сороковых», с его западническими идеями, литературно-философской образованностью и поверхностным взглядом на политические вопросы. Его беспокоят преимущественно собственные амбиции, нереализованность жизни. Вокруг него вращается первый круг событий – во многом комический (или трагикомический). Другим центром романа является воспитанник Верховенского Николай Ставрогин – фигура совершенно новая, вокруг которой организован второй (трагический) круг. Ставрогин гениальный и харизматичный аристократ, которым одержимы женщины и мужчины, который порождает идеи, доводящие собеседников Ставрогина до фанатизма. Благородство Ставрогин сочетает с низостью (изнасилование девочки), ни в одну из своих идей он не верит, в романе он выведен как «живой труп», вокруг которого мечутся одержимые отчужденными ставрогинскими страстями люди.

Круг Степана Трофимовича – это унылые, комические, «выжившие из ума» старики (маразмирующее диссидентство). Но этот трогательный круг старой интеллигенции породил трагический вихрь беснования – инфернальных наследников интеллигенции «сороковых». Это неистовый в страстях Ставрогин, превратившийся в безжизненного идола, кровожадный Петр Верховенский, угрюмый самоубийца Кириллов, трагический Шатов, богооставленный и желающий верить (отрава всеобщего нигилизма закрыла путь к Абсолюту), множество пошлых интриганов, наконец, беглый каторжник. Убийства и самоубийства исходят из этого круга бесконечной чередой, а в самом этом круге бродят бесчеловечные тиранические идеи – о превращении рода людского в стадо, о развращении всех душ и умов.

Образ революционного движения прочитывался некогда как грубый пасквиль, но Достоевский прозрел здесь главного врага мессианского народа – «русских бесов». Оторвавшаяся от почвы интеллигенция в следующей фазе порождает из себя преисподнюю – скопище пороков, похотей, расчеловечивание, оскотинивание, овеянные при этом блестящими идеями, талантами, энергией. Скверна порождена именно отрывом от богоносного начала, что стало следствием соблазна себялюбия и поверхностной европейской просвещенности. Исцеление от бесов предлагается и Степану Трофимовичу (в общении с книгоношей) и Ставрогину (через старца Тихона, через жертвенную любовь трагической девушки, через юродивую Хромоножку, прозревающую темную и светлую стороны своего законного супруга). Перед смертью Верховенский-старший очищается от бесов, а Ставрогин в финале уходит в небытие – в сущности, смерть давно уже поселилась в нем. В этом, по-моему, метафизический секрет Ставрогина.

Если первый (комический) круг романа реалистичен, то второй (трагический) – эсхатологичен, это прозрение о том, каким вызовом станет для богоносного народа скверна превращенной интеллигенции.

И вот эта превращенная (уже не) интеллигенция вышла делать революцию. На диссидентской кухне происходил окончательный разрыв с народом (не об этом ли, помимо прочего, говорили трагические слова Мандельштама: «Мы живем, под собою не чуя страны…»?). На новой фазе, напитанные чарующей холодной тьмой, наследники диссидюжника проявляют себя во всей красе.

Я хочу привести не самое громкое, но уж очень характерное высказывание.Знакомьтесь, Игорь Генрихович Шестков – русский писатель-эмигрант, подписавший обращение «Путин должен уйти», лауреат премии «Литературный европеец» (Франкфурт-на-Майне). В этом тексте досталось даже «белоленточникам».

Всероссийская присяга быдляка воблоглазой нечисти

Mar. 4th, 2012 | 12:03 pm

 Почитал онлайн-отчеты голосования в России.

Карусели, вбросы, тотальное жульничество.

Миллионы россиян – избирателй — САМИ фальсифицируют СОБСТВЕННЫЕ выборы.

Очевидный вывод — выборы четвертого марта 2012 — это не принуждение к Путину, а клятва верности ему собако-людей. Присяга быдляка воблоглазой нечисти.

Это – неслыханная демонстрация ПОДЛОСТИ РОССИИ.

Холуи и холопы БОРЮТСЯ с избирательными листами в руках – ЗА ПРАВО БЫТЬ ВЕЧНЫМИ ХОЛУЯМИ И ХОЛОПАМИ.

Сравнительно небольшая сознательная часть населения вынуждена на все это пассивно смотреть. Это не граждане — граждане отстаивают свою свободу с оружием в руках. Это наблюдатели-мазохисты-вояристы.

Это их гражданскую свободу е**т и распинают на их глазах, а они «наблюдают» и получают своеобразное удовольствие. Такие же собако-люди, как и путинцы. Тот же путинский быдляк. Только «креативный».

Какая омерзительная картина!

Завтра она дополнится запоздалыми трусливыми протестами вояристов, обреченными на ту же судьбу, что и протесты против фальсификаций выборов в Думу в декабре 2011

эти протесты ничего не дадут, кроме публичного доказательства того, что большинство россиян были, есть и будут — политическими импотентами, добровольными подсрачниками, холуями урочьей власти.

После таких выборов, завтра, должны была бы начаться гражданская война, но она не начнется.

Начнутся новые 12 лет правления бледной моли.

Интернет-ресурс: http://schestkow.livejournal.com/

Это довольно примитивный текст, но он демонстрирует, так сказать, физиономию русской интеллигенции, той самой – превращенной. Просто демонстрирует чуть более ожесточенно, чем Николай Карлович Сванидзе, который любит упрекать большинство в необразованности, или Ксения Собчак, неоднократно демонстрировавшая презрение к русскому большинству, или Валерия Ильинична Новодворская, сказавшая, что место русским – «у параши». Вот это и есть беснование, почувствуйте его скверный дух.

«Бесы» не о большевиках, а о февралистах и их наследниках (окончательно падших). Эта страшная мистерия превращения еще раскроет свои глубины в ближайшие годы – в безумном контексте новой реальности. Так что всем рекомендую перечитать.

Илья Роготнев

Оригинал публикации: http://eotperm.ru/?p=484